Во славу Соломбальского адмиралтейства

Северодвинск сегодня ─ один из крупнейших в России центров военного кораблестроения. Но не все знают, что на протяжении почти двухсот лет таким центром была Соломбала. Этот островной район Архангельска вообще можно считать колыбелью отечественного корабле- и судостроения. На Соломбальской судоверфи в конце мая 1694 года на воду был спущен «Святой Павел» ─ первое торговое судно, построенное по государственному заказу.

С 1708 года здесь начали возводить военные корабли. До 1862 года, когда верфь официально прекратила своё существование, здесь успели построить около семисот больших и малых морских судов. Значительную роль в развитии верфи, ставшей в XVIII веке частью Соломбальского (Архангельского) адмиралтейства, сыграл Михаил Дмитриевич Портнов (1741-1791).

Талантливый мастер Портнов

Талантливый мастер, давший путевку в жизнь не одному десятку военных кораблей, родился в Санкт-Петербурге, в семье потомственных судостроителей. В раннем возрасте родители определили его в Главное адмиралтейство корабельным учеником третьего класса. Мальчик обучался у опытных мастеров Гаврилы Окунева и Потапа Качалова. Усердие Михаила в учебе было довольно быстро отмечено. В 21 год его за старательность произвели в корабельные подмастерья, присвоив чин поручика.

Будучи двадцатитрехлетним специалистом, Портнов уезжает за границу. «Адмиралтейств-коллегия» ─ главное ведомство России того времени, занимавшееся судостроительными делами, ─ посылает его туда «за опытом». Почти пять лет Михаил Дмитриевич знакомится в Дании, Франции и Великобритании с лучшими достижениями европейского кораблестроения.

Через некоторое время он их успешно использует в чертежах своего первого линейного корабля. В 1769 году чертежи 66-пушечного детища Портнова, воплощенные в благополучно спущенном на воду в следующем 1770 году линейном корабле «Святой Георгий Победоносец», получают высокую оценку «Адмиралтейств-коллегии». Уже в 1771 году «Святой Георгий Победоносец» становится флагманом эскадры, участвовавшей во взятии турецкой крепости «Метелин».

В 1774 году Михаила Дмитриевича отправляют на службу на Север. Здесь он становится управляющим Соломбальской верфи. Портнов, как талантливый организатор, смог быстро наладить серийную постановку однотипных линейных кораблей и фрегатов. В итоге на Соломбальской верфи стало ежегодно закладываться от четырех до семи новых единиц ВМФ России. И строительство их, что примечательно, в основном завершалось за один год.

Портнов, как тогда было принято, строил корабли по типовым, посылаемым, из «Адмиралтейств-коллегии» проектам. Однако и при этой «обязаловке» он применял творческий подход, смело внося изменения, следующие исходя из учета «местной реальности». Такое своеволие не понравилось командиру Архангельского порта Лоренцу Вакселю. Разбирать разыгравшийся конфликт прибыл из Санкт-Петербурга опытный кораблестроитель Александр Катасонов. Разобравшись что к чему, он встал на сторону Портнова. Совместно они разработали «Положение о строении кораблей, сообразуясь с местными лесами», которое содержало много практических рекомендаций для продления жизни строящихся линкоров.

Деятельность Портнова нашла отражение и в составленной им специальной инструкции «К лучшему переходу через мелководные фарватеры противу прежнего строения». В ней предлагалось строить суда с меньшей осадкой. За счет отказа от широко применявшихся «фальшкилей» такие суда могли лучше проходить Двинской Бар — систему отмелей перед выходом в Белое море.

Михаил Дмитриевич занимался не только военным флотом. По его чертежам на верфях Пругавинова и Зыкова строились суда, на которых ходили «за моря» по всяким купеческим делам.

Колоссальные нагрузки, ежедневно выпадавшие на долю Портнова, не могли не сказаться на его здоровье. Весной 1791 года талантливый мастер умер от разрыва сердца, немного не дожив до пятидесяти лет. За свою короткую жизнь Михаил Дмитриевич построил 38 линейных кораблей и 24 фрегата. Его детища участвовали во многих крупных военных сражениях, помогая укреплять обороноспособность страны. Тем самым рос и авторитет Соломбалы как крупнейшего кораблестроительного центра, работавшего на оборонку.

Создатель легендарного «Азова»

Достойным продолжателем дела Михаила Портнова стал кораблестроитель Андрей Курочкин. Родился Андрей Михайлович в 1765 или в 1766 годах в Новгородской губернии в семье кадрового военного. В Архангельск Курочкин попал в 1803 году из Ревеля (современного Таллина), будучи корабельным мастером 8 класса.

Он был послан «Адмиралтейств-коллегией» для того, чтобы восполнить нехватку инженерных кадров, остро ощущавшуюся в столице Беломорья в начале XIX века. Приехав в новый для себя город, Курочкин сразу развернул активную судостроительную деятельность. Первым кораблем, который заложил мастер на стапелях Соломбальской судоверфи, стал 74-пушечный линейный корабль «Сильный». Новый корабль так понравился императору Александру Первому, что тот, выражая «монаршее благоволение», пожаловал Курочкину бриллиантовый перстень.

После столь ощутимого успеха Андрею Михайловичу поручают на Соломбальской верфи только самые ответственные строения. Таковыми стали следующие после «Сильного» многопушечные корабли: «Мощный», «Орёл», «Победоносец». Их конструкции оказались настолько совершенны, что даже привлекли внимание Великобритании, самой передовой морской державы того времени.

В 1806 году, после смерти престарелого мастера Поспелова, Андрей Михайлович был назначен главным инспектором Архангельского порта. С этого времени и в течение 20 лет он официально возглавляет всё кораблестроение Поморского Севера. Практически ежегодно, мастер закладывает на стапелях Соломбальской судоверфи несколько кораблей разного типа и назначения.

Следующей удачей Курочкина стала постройка в 1809 году линкора «Святослав», по поводу которого, «Адмиралтейств-коллегия» даже вынесла специальное решение: «Чтобы подлинный чертеж 74-пушечного корабля архангельского строения был выгравирован на медной доске для сохранения его и впредь в неизменности от разных случаев с копировок». По чертежу Андрея Михайловича было «скопировано» еще 15 кораблей. Корабли Курочкина привлекали не только качеством постройки и изяществом линий, но и множеством различных технических новинок. Главными из них можно считать меры, направленные на усиление прочности подводной части корабля.

Успехи мастера неоднократно отмечались государством. В 1811 году Курочкина награждают орденом Святого Владимира IV степени, в 1816 году — Святой Анны II степени. Летом 1819 года в Архангельске, при спуске корабля «Три святителя» и фрегата «Патрикий» присутствует Александр Первый. Император собственноручно вручает Андрею Михайловичу серебряное блюдо и жалует «столовые деньги по 1200 рублей ассигнациями ежегодно».

1820-е годы принесли Курочкину наибольшую славу. С его участие строятся корабли, сыгравшие далеко не последнюю роль не только в истории Архангельска, но и всей России. Первым таким судном стал бриг «Новая Земля» на котором полярный исследователь Ф. Литке четырежды отправлялся к одноименному архипелагу, описывая его восточное побережье.

В 1822 году со стапелей Соломбальской судоверфи сошёл фрегат «Крейсер». На нем экспедиция под командованием Михаила Петровича Лазарева, одного из легендарных первооткрывателей Антарктиды, совершила кругосветное путешествие. Деревянный посланец Архангельска обогнул земной шар за 1084 дня. Пережив за время путешествия много бурь и штормов, «Крейсер» сохранился в прекрасном состоянии.

Лазарев принял командование и над самым известным творением Курочкина — 74-пушечным линейным кораблем «Азов», спущенным на воду 26 мая 1826 года. Кроме Михаила Петровича, на «Азове» служили Павел Нахимов и Владимир Корнилов — два будущих героя обороны Севастополя во время Крымской войны. В составе корабельного экипажа молодые офицеры приняли участие в Наваринском сражении, разыгравшимся более 190 лет назад, в октябре 1827-го. В ходе битвы «Азов», сам порядком пострадавший, уничтожил пять судов турецко - египетской эскадры. За этот подвиг корабль впервые в истории отечественного военно-морского флота был награжден Георгиевским флагом (то есть стал первой Гвардейским), а «Адмиралтейств-коллегия» приняла решение «впредь, все 74-пушечные корабли строить по примеру «Азова».

В середине 1820-х, откликаясь на веяния прогресса, Курочкин начинает строить паровой флот. В 1825 году был спущен на воду сконструированный им колесный пароход «Лёгкий» ─ первый колёсник Архангельска. Он был создан для проводки судов через мелководный Двинской Бар в Белое море.

Итогом наиболее плодотворного в жизни Курочкина этапа стало присвоение ему в 1826 году звания генерал-майора. Андрей Михайлович теперь официально звался начальником Архангельской верфи. Возвышение мастера не принесло ему удовлетворения. Опустошали колоссальные нагрузки, склоки с «Адмиралтейств-коллегией», недовольной излишней своенравностью кораблестроителя. В 1829 году, почувствовав что устал, Курочкин уходит в отставку.

Скончался знаменитый кораблестроитель 4 декабря 1842 года. В последний путь его провожала вся Соломбала. Ирина Михайловна, сестра мастера, установила на могиле Курочкина гранитный памятник с перечислением всех заслуг архангелогородца перед Отечеством. И перечислять, безусловно, было что. Ведь в Архангельске Курочкин построил не менее 90 судов. Из них — 28 линейных кораблей, 17 фрегатов и 1 пароход.

Константин ТАРАКАНОВ. Фото автора и из открытых источников.
На фото: 1. Соломбальская гавань. 2.Бюст Андрея Курочкина в Архангельске. 2.Модель линейного корабля «Азов».

12:28 13 декабря 2019