Главная / Ретрофлот / «Святогор» ─ «Красин»

«Святогор» ─ «Красин»

Важной частью жизни Архангельска являются ледоколы. Прежде всего они не дают главному порту региона погрузиться в «зимнюю спячку» ─ благодаря им возможен прием грузов круглый год. Они перетирают лёд Северной Двины и Белого моря в мелкую крошку, давая мощным сухогрузам возможность беспрепятственно подходить к Архангельску в любой мороз.

Порт сложной судьбы

Архангельский порт получил круглогодичный статус лишь 105 лет назад, в 1915-м. Дело в том, что Архангельск всегда конкурировал с портом столичного Санкт-Петербурга. В 1722 году, к примеру, император Петр Первый даже запретил Архангельску внешнюю, да и вообще какую-либо значимую, торговлю. Разрешалось «привозить лишь такое количества хлеба и других товаров, какое необходимо для нужд Архангельска и губернии, но не для отпуска «за море».

В итоге порт начал приходить в упадок. В 1725 году к его причалам пришвартовалось лишь 19 торговых судов. В это же время в столице их количество перевалило за 450. Архангельск больше никогда так и не смог повторить могущества XVII века, когда торговля его, как единственного морского порта России, также исчислялась сотнями судов.

С тех пор порт Архангельск оживал лишь во время военных действий на европейском фронте. Через Санкт-Петербург и другие европейские порты государства снабжать Россию становилось рискованно. Вот и вспоминали об Архангельске, порт которого находился в относительной безопасности.

В очередной раз это произошло в 1915 году, во время Первой мировой войны. Архангельск в это время становится единственным открытым европейским портом России. Через него проходит основной поток грузов по снабжению фронта. На военный лад перестраивается работа всего портового хозяйства. Начинается строительство одного из новых районов порта ─ «Бакарицы», который скоро превратится в основную базу по обработке военных грузов. В 1915─1916 годах для продления навигации в зимнее время был построен аванпорт Экономия. 

За годы Первой мировой войны грузооборот Архангельского порта достиг небывалых размеров и составил в 1916 году 2,8 миллиона тонн. К 1917 году морской порт имел 36 стационарных и передвижных кранов, 7 линейных и 9 портовых ледоколов. Это был, в сравнении с довоенным временем, колоссальный скачок. Ведь несколько лет ранее Архангельский порт имел в своём распоряжении лишь один маломощный ледокольный буксир «Лебедин».

«Святогор» пришел в Архангельск

Самое мощное приобретение Архангельска ─ ледокол «Святогор». Построен он был на судостроительной верфи в Ньюкасле (Англия). Судно спущено на воду 3 августа 1916 года. Первого октября того же года оно включено в список судов Российской Империи. Именно тогда ледокол получил своё первое имя ─ «Святогор».

3 марта 1917 года состоялись приемные испытания будущего покорителя ледовой стихии. К сожалению, прошли они неудачно. Пройдя всего лишь 15 миль судно вернулось в порт. Капитан ледокола К.К. Неупокоев отмечал в своём рапорте, что ледокол не слушался руля, отклонялся от курса в обе стороны аж на сорок градусов.

После некоторых переделок, 31 марта 1917 года, на судне был поднят Андреевский флаг. По прибытии в Архангельск, 15 сентября 1917-го, ледокол вошел в состав флотилии Северного Ледовитого океана. Использовался для проводки в Архангельск английских военных транспортов.

На тот момент «Святогор» стал самым мощным ледоколом в мире. Его почти стометровая длина и ширина, в 21,5 метров оставляла далеко позади всех своих ледокольных коллег. К сожалению, военная служба ледокола продолжалась крайне незначительный срок.

Второго августа 1918 года ушедшие было англичане вновь вошли в Архангельск. Но уже не как союзники, а как враги. Началась интервенция нашего города, длившаяся больше года. «Святогор» при этом стал своего рода искупительной жертвой. Команда ледокола, состоявшая сплошь из большевиков, стремилась не допустить неприятеля к городу. В результате было решено затопить ледокол при входе в главный судоходный рукав, в устье Северной Двины.

Но, к сожалению, сделано это оказалось крайне неудачно. Под воду погрузилась лишь носовая часть судна. Корма же практически торчала наружу. Поэтому нет ничего удивительного в том, что англичане быстро смогли вытащить ледокол, после чего, в феврале 1920-го, угнали в Англию. Одной из главных причин кражи ледокола стало то, что британцы продолжали считать его своим. Ведь Николай Второй, подписавший согласие о покупке ледокола, по объективным причинам, не успел за него полностью расплатиться. На момент Февральской революции 1917 года царское правительство, сумело расплатиться с англичанами, лишь на 70 процентов. 

Через несколько месяцев пребывания на туманном Альбионе «Святогор» вновь оказался в России. Правда уже в качестве арендованного корабля.  Во льдах Карского моря погибал ледокольный пароход «Соловей Будимирович», на борту которого находилось 85 человек, в том числе женщины и дети. Спасатели успешно справились со своей задачей. 19 июня 1920 года «Святогор» и ледорез «III Интернационал» пробились к «Соловью Будимировичу» и через несколько суток вывели его изо льдов. Спасенный пароход вместе с «III Интернационалом» возвратился в Архангельск, а вот «Святогору» пришлось идти обратно в Англию.        

Сложный путь домой

В декабре 1921 года советское правительство предложило выкупить ледокол у англичан. Потребовалась серьёзная работа дипломата Леонида Борисовича Красина и всемирно известного кораблестроителя, академика Алексея Николаевича Крылова, чтобы договориться о возвращении британским Адмиралтейством уведённого ледокола «Святогор». За корабль необходимо было доплатить часть от общей цены в размере 75 000 фунтов (от общей контрактной стоимости 375 000 фунтов). В 1921 году, после выплаты денег, ледокол был передан России.

Возвращенный на родину, ледокол в 1923–1926 годах обеспечивал ледовую проводку транспортных судов на Балтике, обслуживая зимой Ленинградский торговый порт, через который молодая Советская республика, находившаяся в тяжелом экономическом положении, вела торговлю с другими государствами.В ледовую кампанию 1925–1926 годов корабль освободил из ледового плена около 30 пароходов, затёртых льдами Финского залива в районе Соммерс-Гогланд: суда, несмотря на тяжелый лёд, были выведены в Ленинград и частью на Запад.

В 1927 году «Святогора» переименовали. Новое имя «Красин» ледокол получил в честь бывшего наркома внешней торговли, много сделавшего для возвращения судна в Россию.

Мировая слава

В следующем году ледокол впервые прославился на весь мир. Он принимал непосредственное участие в спасении экипажа дирижабля «Италия», потерпевшего крушение в Северном Ледовитом океане, во время возвращения с Северного полюса. И кстати, спасением лишь воздухоплавателей дело не ограничилось.

По пути «Красин» спас еще и пассажиров немецкого прогулочного лайнера «Монте-Сервантес», совершавшего круиз по северным морям. Объем спасательных операций в данном случае был довольно весомым. Ведь в крайнем случае вытаскивать с получившего пробоину судна пришлось бы более полутора тысяч пассажиров. Не будь поблизости от тонущего лайнера советского ледокола, второго «Титаника» было бы не избежать. К счастью, советские водолазы смогли наложить на пробоину специальный пластырь и «немец», в итоге был спасён.

Спасать нерадивых туристов экипаж «Красина» отправился даже невзирая на то, что сам ледокол также получил повреждения ─ был сломан левый винт и крепление руля.

Героическое спасение итальянских аэронавтов не осталось незамеченным советским правительством. «За особые заслуги перед Отечеством» ледокол «Красин», как и весь его экипаж, был награжден орденом Трудового Красного Знамени. 5 октября 1928 года, после ремонта в Норвегии, ледокол был триумфально встречен в Ленинграде. Чтобы поприветствовать легендарных полярников, на главную набережную города пришло 200 тысяч человек.

Следующий героический эпизод биографии «Красина» случился в 1934 году. Именно в этот год ледокол участвовал в спасении «челюскинцев».

Дальше, во время Великой Отечественной войны, ледокол занимается хоть и обычным, но колоссальным по значимости делом ─ организовывает проводку судов с народнохозяйственными грузами по Северному морскому пути.

Не обошли «Красина» и военные операции. В 1942 году ледокол участвовал в проводке полярного конвоя «PQ-15». Во время полного драматизма перехода экипаж «Красина» сумел сбить два нападавших на конвой вражеских истребителя.

После окончания войны ледокол продолжил заниматься привычным для себя делом ─ проводкой судов по Северному морскому пути.

Вторая жизнь легенды

На счету легендарного ледокола спасение многих судов и людей, но в лихие 1990-е он сам стал нуждаться в помощи. Для защиты «Красина» от попыток продажи за границу и для сохранения его как исторической реликвии был организован общественный комитет. Ледокол остался в России, однако его хозяева так и не смогли добиться достойного финансирования, необходимого для сохранения судна. Ледокол тихо умирал. Но общественность и неравнодушные люди вновь и вновь поднимали вопрос о поиске организации, способной вдохнуть в ледокол новую жизнь. И такая организация нашлась в Калининграде!

В 2004 году, после многих переговоров, было принято решение о передаче ледокола «Красин» на баланс Музея Мирового океана Министерства культуры Российской Федерации. Музей уже обладал опытом сохранения исторических судов и формировал в Калининграде единственную в России Набережную исторического флота. С 1996 года «Красин» пришвартован на набережной Лейтенанта Шмидта в Санкт-Петербурге.

Константин ТАРАКАНОВ. Фото из открытых источников.

15:16 11 октября 2020