Главная / Личность / Георгий Брусилов: бороться и искать, найти и не сдаваться!
logo

Георгий Брусилов: бороться и искать, найти и не сдаваться!

Георгия Львовича Брусилова, пожалуй, можно назвать наиболее близким прототипом капитана Татаринова, знаменитого вымышленного руководителя пропавшей экспедиции из книги Вениамина Каверина «Два капитана».

Его экспедиционное судно, на котором полярник вместе со всей экспедицией отправился штурмовать океанские просторы, как в книге, носило имя святой. Книжная «Святая Мария», носившая имя жены придуманного капитана Татаринова, на самом деле была «Святой Анной». Своё божественное имя судно получило от Анны Николаевны, жены Бориса Алексеевича Брусилова, крупного землевладельца, приходившегося дядей и основным спонсором экспедиции Георгия Львовича Брусилова. Дядя профинансировал путешествие на целых девяносто тысяч рублей. Это было колоссальной для того времени суммой!

Экспедиционное судно являлось паровой трёхмачтовой шхуной «баркентиной». Первоначально она называлась «Бленкатра». Купил её Георгий Львович в Англии за двадцать тысяч рублей. Несмотря на то, что она к моменту выхода в своё главное плавание перешагнула 45-летний возраст, шхуна находилась в хорошем состоянии, вполне пригодном для того, чтобы отправиться в полярное плавание. Грузоподъёмность судна составляла 231 тонну. Толщина бортов баркентины равнялась 27 дюймам.  

На снимке: шхуна "Святая Анна".

...Родился будущий полярный капитан 19 мая 1884 года в городе Николае в семье морского офицера, ставшего со временем вице-адмиралом. Ещё один дядя нашего героя, Алексей Алексеевич, станет знаменитым во время Первой мировой войны. В его честь, как главного организатора и исполнителя, будет назван знаменитый «Брусиловский прорыв».

Сам Георгий Львович также отметился в войне, но Русско-японской, вначале служил на миноносце, потом на крейсере 1 ранга «Богатырь».

Полярная экспедиция на «Святой Анне» была в жизни Георгия Львовича не первой. В 1910-1911 годах Брусилов участвовал в Гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана, проходя службу на ледоколе «Вайгач», где занимался картографированием берегов Чукотки. Первый маяк на мысе Дежнёва носил его имя ─ Знак Брусилова. Именем Георгия Львовича названы горы в Антарктиде и ледовый купол на острове Земля Георга архипелага Земля Франца-Иосифа. Что интересно, капитаном судна был Александр Васильевич Колчак, тогда ещё в звании лейтенанта.

Удачный поход в полярные края подвигнул Брусилова заняться организацией персональной арктической экспедиции. В 1912 году Георгий Львович смог привлечь своих богатых родственников к созданию акционерного общества. Это общество планировало получить прибыль благодаря добыче пушного зверя в высоких широтах.

На снимке: Г.Л. Брусилов.

Была у экспедиции и своя научная часть. В отличие от полярной экспедиции Георгия Седова, отправившегося в 1912 году к Северному полюсу, Брусилов стремился не полюса достичь. Целью было просто пройти Северным морским путем, приурочив это событие к надвигавшемуся в следующем, 1913 году, трёхсотлетию Дома Романовых.

Кумир экипажа Ерминия Жданко

Что же известно об экспедиции Брусилова? Кое-какие сведения мы можем почерпнуть из художественной литературы. Ведь дневники штурмана Климова, найденные Саней Григорьевым, главным героем романа «Два капитана», один в один в один совпадали с дневниками штурмана Валериана Альбанова, являвшегося одним из двух выживших членов экспедиции Брусилова.

В свой последний путь в вечность экспедиция под руководством Георгия Львовича Брусилова отправилась 28 июля (10 августа) 1912 года из Санкт-Петербурга. До города Александров-на-Мурмане (современный Полярный) экспедиция добиралась более-менее нормально. Потом начались проблемы. Часть команды вдруг отказалась ехать дальше. Особенно чувствительной оказалась утрата врача. Также научно-исследовательский экипаж вдруг остался без старшего помощника Н.С. Андреева, одного штурмана и нескольких матросов.

Кроме сплошных утрат, произошло и кое-какое приобретение. В состав экспедиции влилась Ерминия Жданко. 22-летняя девушка изначально была пассажиркой и ехала на «Святой Анне» из Санкт-Петербурга до Архангельска. Оказаться на борту экспедиционного судна ей позволила дальняя родственная связь с Брусиловым. А еще Ерминия являлась племянницей известного гидрографа Михаила Жданко, занимавшегося в это время гидрографическим исследованием Белого моря.

Ерминия к 1912 году смогла закончить двухмесячные курсы сестёр милосердия. То, для чего она это делала, показывает, что это была отважная и крайне решительная девушка. Как сестра милосердия, она надумала идти на разгоравшуюся в то время Балканскую войну. И как решительная девушка, она сразу пришла на помощь своему родственнику, пусть даже он и отговаривал её от столь опрометчивого шага. В общем, девушка стала исполнять обязанности судового врача экспедиции.

На снимке: Ерминия Жданко.

Кроме того, она взяла на себя обязанности заведующей продовольственным складом и фотографа. Ерминия лично раздала всем членам экспедиции принадлежности для ведения дневников. И дойди экспедиция до места назначения, благодаря записям этот поход стал бы одним из самых изученных в научном плане экспедиций. Настоящим «Брусиловским прорывом» в Арктику.

Ерминия, по воспоминаниям уцелевшего штурмана Альбанова, стала одним из основных членов экспедиции. «Во время многомесячного дрейфа «Св. Анны» Е. А. Жданко проявила выдержку, мужество и твёрдость духа, самоотверженно ухаживала за больными».

Ещё более тепло высказался о Ерминии матрос Александр Конрад ─ второй оставшийся в живых член пропавшей экспедиции Брусилова: «Мы все любили и боготворили нашего врача, но она никому не отдавала предпочтения. Это была сильная женщина, кумир всего экипажа. Она была настоящим другом, редкой доброты, ума и такта»…

Сплошной дрейф

Окончательный экипаж шхуны, вышедшей из Александровска-на Мурмане в свой последний поход в бессмертие, составил 24 человека. Путь стартовал 10 сентября 1912 года. Шхуна проследовала в восточном направлении. 17 сентября «Святая Анна» прошла Карские ворота ─ пролив между островами Вайгач и Новая Земля. Пролив является разделительной линией между Баренцевым и Карскими морями. Дальше самостоятельно шхуна двигаться не смогла. Уже через неделю она оказалась затёрта льдами у западного побережья полуострова Ямал. Начался дрейф судна.

За время дрейфа экипаж Брусилова проводил различные наблюдения за погодными условиями, замерял морские глубины. Также был подробно изучен характер течений и ледовый режим, свойственный северной части Карского моря, что было сложно для понимания науки того времени.

Зима посреди дрейфующих льдов далась морякам крайне тяжело. Многие из них успели подхватить серьезные болезни, буквально выбившие их из колеи. Летом 1913 года была предпринята серия попыток выбраться из ледяного плена, однако ни одна из них не дала положительных результатов. Экипаж был вынужден остаться на вторую зимовку. Тяжелая обстановка на судне, вызванная безутешным положением, обострилась из-за накаленных отношений Брусилова и его помощника, штурмана Валериана Альбанова.

Вместо желаемого продвижения на восток «Святую Анну» несло на север, в сторону Земли Франца-Иосифа, и даже Северного полюса. Что интересно, в эти же дни, к полюсу добирался, но так и не смог добраться, другой полярный исследователь ─ Георгий Седов.

Использовать короткое северное лето шхуна толком не смогла. Она по-прежнему находилась в дрейфе, к северу от Новой Земли. Всё усугубилось и неожиданной болезнью руководителя экспедиции. Пока доктор Ерминия его лечила, руководство над судном взял Валериан Альбанов. Болезнь со временем отступила. Но не отступили противоречия. Георгий Львович стремился продолжать экспедицию дальше, надеясь, в самом ближайшем будущем освободиться от пакового льда.

Иной точки зрения придерживался штурман. Валериан Иванович был уверен, что второй зимовки не выдержит ни корабль, ни экипаж. К тому же на судно надвигался голод.

Раскол в экспедиции

10 апреля 1914 года стал последним днем, когда экипаж «Святой Анны» находился в полном составе. Не выдержав склок и препирательств, экспедиционную, застрявшую во льду транспортную единицу покидает сразу 11 человек. До Большой земли удается добраться лишь двоим ─ штурману Валериану Альбанову и матросу Александру Конраду. Их прямо на льдах находит экипаж судна «Св. мученик Фока», возвращающийся в Архангельск после неудачной экспедиции Георгия Седова к Северному полюсу.

Доставленные Альбановым материалы экспедиции Брусилова позволили систематизировать сведения о течениях, определить границы материковой отмели, выявить подводный желоб Святой Анны на границе между Карским и Баренцевым, предсказать открытие острова Визе.

На основании наблюдений Валериана Ивановича, сделанных во время пешего перехода, обнаружена закономерность дрейфа льдов в юго-восточном направлении, открыто Восточно-Шпицбергенское течение. Валериан Иванович вместе со своими спутниками обнаружил мифичность Земли Петермана и Земли Оскара. Эти два так называемых географических объекта были отмечены на старой, датированной ещё 1874 годом карте Юлиуса Пайера, на которую ссылается в своей книге Фритьоф Нансен.    

   

На снимке: Валериан Альбанов.

К сожалению, следы других членов экспедиции, как тех, кто остался на шхуне, так и тех, кто с нее ушел, пропали. Среди пропавших без вести оказались как начальник экспедиции Георгий Львович Брусилов, так и отважный медик Ерминия Жданко. Её деятельность, кстати, уже в нашем веке позволила найти следы пропавшей экспедиции.

В 2010─2011 годах участники уже современной экспедиции на Землю Франца-Иосифа, организованной Русским географическим обществом, смогли найти дневники членов экспедиции Брусилова, как раз те летописные листы, что просила заполнять членов команды Ерминия Жданко. Ценные исторические раритеты из Арктики хранятся сейчас в фондах Архангельского краеведческого музея.

Уцелевшие

Что касается уцелевших членов экспедиции, то Альбанов с ноября 1914 года работал в должности второго помощника капитана на ледорезе «Канада». В 1915 году он являлся капитаном транспорта «Эклипс». С середины 1916 года Валериан Иванович становится капитаном портового ледокола в Архангельске.

Отсутствие новостей о «Святой Анне» привели Альбанова в сентябре 1917 года к нервному срыву, после чего бывший полярник был направлен в госпиталь и уволен со службы. Далее его путь лежит в Ревель (совр. Таллин), где он также работает на одном из портовых судов.

В 1918 году Альбанов с матерью и сёстрами уезжает в Красноярск. Там Валериан Иванович становится гидрологом Енисейской партии гидрологической экспедиции Северного Ледовитого океана.

В 1919 году бывший полярник погибает. Это произошло после его обращения к А.В. Колчаку с просьбой по организации поисков «Святой Анны». Альбанов надеялся на успех, поскольку Колчак был непосредственным начальником Георгия Львовича по работе на ледоколе «Вайгач» и был ему хорошо знаком.

К сожалению, Колчак в просьбе отказал. Альбанов, возвращаясь от него, в районе железнодорожной станции Ачинск, погибает от взрыва одного из вагонов (хотя, в общем, есть версия, что Валериан Иванович просто умирает в тифозном бараке).

На снимке: Александр Конрад.

Другой спасшийся, матрос Александр Конрад, в дальнейшем имел более счастливую судьбу. В Петрограде Конрад даже смог получить расчёт за работу на «Святой Анне». Почти немедленно был призван в армию, и до конца Первой мировой войны служил рядовым стрелкового полка. Вернулся в Петроград, но весной 1918 года вновь был мобилизован, уже в Красную армию. Участвовал в боях Гражданской войны. В 1923 году демобилизовался, устроился кочегаром в Балтийское морское пароходство. С 1926 года трудился в Совторгфлоте на судах Мурманского рыбтреста. С 1932 года работал на различных предприятиях Ленинграда. В 1939 году вновь поступил на работу в Балтийское морское пароходство, только теперь на судне «Вишера». 

А. Э. Конрад, единственный из участников экспедиции на «Святой Анне», смог в итоге совершить то, куда стремилась экспедиция ─ сквозным порядком пройти Северный морской путь.

Кстати. О том, как проходила полярная экспедиция Георгия Брусилова, а также другие вышедшие на Север в 1912 году пропавшие экспедиции, рассказывает выставка «Тайна затерянных экспедиций», работающая в Архангельском краеведческом музее. Здесь все желающие смогут узнать, какой была экспедиция, как она начиналась и остались ли от нее что-нибудь вещественное, сохранившее экспедицию в памяти потомков.

На снимке: полярные сани, использовавшиеся участниками экспедиции Г.Л. Брусилова.

Константин ТАРАКАНОВ. Фото автора из фондов Архангельского краеведческого музея.

15:09
Подписывайтесь на наш Telegram-канал
Открыть в Telegram