Главная / Ретрофлот / Огневые пути Северных конвоев

Огневые пути Северных конвоев

В 2021 году исполняется 80 лет со времени старта Северных конвоев. Ледоколы «И. Сталин» и «Ленин» участвовали в их проводке во время первой военной ледовой навигации 1941─42 годов.

Началось все с того, что лидеры трех ведущих мировых держав ─ Великобритании, США и СССР ─ на встрече, прошедшей с 29 сентября по 01 октября 1941 года в Москве, обсудили вопросы о военных поставках в СССР. В итоге Англия и США обязались с 01 октября 1941 года до 30 июня 1942 года поставлять Советскому Союзу ежемесячно 400 самолетов, 500 танков, зенитные и противотанковые орудия, алюминий, олово и другие материалы. В обмен СССР поставлял союзникам необходимое им стратегическое сырье.

Сформированная в Архангельске Беломорская военная флотилия приняла непосредственное участие во встрече и проводке крейсера «Лондон», на котором 27 сентября 1941 года делегации союзных стран прибыли в СССР. Опытный лоцман Б.П. Пустошный провел тяжелый крейсер по мелководным извилистым фарватерам Северной Двины вплоть до Маймаксы ─ самой северной части Архангельска.

В соответствии с соглашением трех воюющих держав в Архангельск стали прибывать союзные конвои с военными грузами. Конвои, направлявшиеся в СССР, носили условное наименование «PQ», а следовавший из СССР ─ «QP».

12 октября в Архангельск прибыл конвой «PQ-1» в составе 10 транспортов, доставивших 20 тяжелых танков и 193 истребителя. Взамен 29 сентября в Англию ушел караван «QP-1» с лесом и некоторыми другими материалами.

Всего до конца 1941 года (не считая доставки горняков на лайнере «Императрица Канады») в Архангельск прибыло семь конвоев, включавших 50 транспортных судов, а ушло четыре конвоя (47 транспортов). Каждый конвой, как правило, сопровождался одним крейсером, двумя миноносцами и тремя ─ шестью английскими тральщиками и корветами. Боевых столкновений с противником в 1941 году конвои не имели.

Суровая полярная навигация

До начала Великой Отечественной войны судоходство в Белом море зимой осуществлялось в небольших масштабах. Это были главным образом проводки по акватории Северной Двины, которая замерзает раньше, чем Белое море.

В 1941-м зимнее судоходство приобрело важное значение. Поэтому вопросы организации зимних плаваний в сентябре 1941 года рассматривались в самой Ставке Верховного Главнокомандования. На совещание в главный орган страны в военное время были приглашены Нарком ВМФ СССР Н.Г. Кузнецов и командир ледокольного отряда БВФ К.С. Бадигин.

В 1941 году на Северном морском театре работало два линейных ледокола ─ «Ленин» и «И. Сталин», а также ледорез «Литке» и четыре ледокольных парохода. К сожалению, все они к началу ледостава на Белом море еще находились в Арктике, откуда в труднейших условиях выводили транспорты и боевые корабли.

В результате резкого похолодания произошло раннее образование льдов. Свободное плавание по Северной Двине стало невозможным уже 5 ноября 1941 года. В декабре тяжелыми льдами покрылось Белое море. В начале февраля 1942 года замерз и Йоканьгский рейд. Многие суда остались во льдах Северной Двины не дойдя до причалов.

К началу ледостава из Арктики в Архангельск пришёл лишь ледокол «Ленин», которому сразу пришлось заняться ледовыми проводками. И это несмотря на то, что судно крайне нуждалось в ремонте и установке зенитного вооружения. Ледокол «И. Сталин» прибыл 9 ноября, после чего до середины декабря он находился на ремонте и довооружении.

Ледокольные пароходы «Георгий Седов» и «Сибиряков» также приступили к ледовым плаваниям с большим опозданием. Ледокольные же суда «Ф.Литке» и «Дежнёв», проводившие последние внутренние арктические конвои от острова Колгуев, смогли принять участие в проводках транспортов в Белом море, лишь в январе 1942 года.  

Между тем, уже в конце ноября 1941 года, обстановка требовала полной готовности всех ледокольных судов: в море находилось значительное число кораблей Беломорской военной флотилии и судов различных пароходств, занятых перевозками грузов и людей в различных частях Белого моря. Предстояло провести во льдах и союзные конвои.

Зимние конвои

Правда, в создавшихся условиях было решено, что все находившиеся в строю ледоколы необходимо сосредоточить, в первую очередь, лишь на проводке союзных транспортов. 22 и 28 ноября 1941 года ледокол «Ленин» (командир ─ капитан – лейтенант Н.И. Хромцов) вместе с портовыми буксирами №6 и №8 сравнительно легко провели к причалам семь иностранных транспортов конвоя «PQ-3» и восемь судов (в том числе пять советских) конвоя «PQ-4».

С 29 ноября температура резко понизилась до минус 30º. Началось образование так называемого «тяжелого льда», вследствие чего проводка в начале декабря семи транспортов следующего конвоя заняла уже около четырех суток.

23 декабря ледокол «И. Сталин» (командир – капитан III ранга П.А. Пономарёв) провел суда конвоя «PQ-6». С 1 января 1942 года из-за тяжелой ледовой обстановки в Белом море все союзные конвои были перенацелены на Мурманск, откуда грузы по Кировской железной дороге и вошедшей в строй ветке Беломорск-Обозерская доставлялась во внутренние районы страны.

Ледокольные суда использовались в соответствии с их техническими особенностями и возможностями. «Ленин», отличавшийся большой маневренностью, проводил транспорты по Северной Двине. Мощный и глубоко сидящий «И. Сталин» был занят на проводке судов в Белом море. Ледорез «Ф. Литке», корпус которого был значительно уже проводимых транспортов, применялся, главным образом, для оказания помощи линейным ледоколам в околке льда возле застрявших судов. Ледокольные пароходы совершали самостоятельные переходы через разреженные льды, в различные населенные пункты Белого моря.

Несмотря на постоянные трудности, опытные ледовые капитаны, используя данные ледовых разведок и прогнозы бюро, руководимого известным ученым, капитаном II ранга Н.Н. Зубовым, успешно справились со своей задачей. Обычно при норме в 2─3 транспорта ледоколы фактически проводили по пять и даже семь судов. В «тяжелых льдах» ледоколы работали поэтапно. Вначале они пробивали во льду русло, после чего поочередно буксировали транспорты.

Оборона каравана во льдах осуществлялась этими же ледоколами. На них были установлены зенитные и морские орудия. Защиту конвоев также вела и истребительная авиация, базировавшаяся на беломорских аэродромах. К сожалению, авиационное прикрытие из-за частой нелетной погоды и постоянной нехватки самолетов не было постоянным, а на некоторых участках трасс из-за ограниченного радиуса полетов авиация вообще не могла действовать. В портах и пунктах разгрузки суда «прикрывались» береговой зенитной артиллерией. В частично свободных ото льда северных районах моря велись траление и поиск подводных лодок. У кромки льда караваны встречали и провожали боевые корабли, прибывавшие на сопровождение с баз Кольского залива.

Бомбардировка «И. Сталина»

В ходе ледовой навигации произошло несколько боевых столкновений караванов с авиацией и подводными лодками противника. Наиболее опасным оказалось нападение вражеского самолета на ледокол «И. Сталин» 15 января 1942 года в районе острова Сосновец.

Дело было так. Ледокол, на протяжении трех недель находился в море, обеспечивая выход конвоев. 14 января на судне закончился запас угля. Для пополнения запасов к ледоколу был послан бункеровщик «Правда». Начальник штаба Беломорской военной флотилии капитан I ранга М.Н. Попов приказал принять уголь у мыса Никодимский, где авиация противника появлялась не так часто. Но из-за трудностей перехода командир ледокольного отряда решил бункероваться у мыса Пулонга. Во время приема угля ледокол и транспорт течением относило на север, и в 13 часов они оказались у острова Сосновец. Машины были в готовности немедленно дать ход. У четырех кормовых и носовых 45-мм орудий находились расчеты.

15 января в 13 часов 28 минут наблюдатели заметили самолет, летевший практически над самым льдом. Немедленно была объявлена боевая тревога. К сожалению, артиллеристы успели сделать всего восемь выстрелов. Самолет, сбросив на ледокол четыре бомбы, резко взмыл вверх.

Во время взрывов погибли 4 человека, ранило и контузило еще 17. Вышли из строя два орудия, сдвинуло с места главные котлы, разрушило трубопроводы и электропроводку. Корабль лишился хода. Через пробоины и трещины в корпусе в три кочегарных отделения начала поступать вода…

Экипаж мужественно боролся за спасение судна. На пробоину был заведен пластырь. Старший механик Г.А. Эйхерт руководил действиями моряков в затопленных помещениях. Трюмные машинисты П.С. Титоренко и А.А. Кириллов, рискуя жизнью, предотвратили взрыв котлов, мужественно боролись с поступлением ледяной морской воды и устраняли повреждения.

Через десять часов после бомбежки начали работать шесть котлов из девяти, а в 4 часа утра 16 января ледокол дал ход машинам. Совместно с транспортом «Правда» и в сопровождении «СКР-18» («Ф. Литке»), 26 января ледокол «И. Сталин» прибыл на базу. После полутора месяцев ремонта судно вновь встало в строй.

Минное столкновение

При выходе изо льдов конвои подстерегала минная опасность. 16 февраля 1942 года с Белого моря в Мурманск вышел конвой в составе трех иностранных и одного советского транспорта. Через льды их проводили ледокол «Ленин» и ледорез «Ф. Литке».

Проводка и прикрытие каравана были тщательно организованы. Установили наблюдение за воздухом, свели до минимума радиопереговоры, стоянка и бункеровка судов во льду проводилась только в ночное время. При движении судов постоянно использовались данные воздушной ледовой разведки.

Особо тяжелая работа досталась кочегарам ─ ледокольные суда работали на воркутинском угле с зольностью до 50% ─ из-за большого количества золы уголь плохо горел. Нагрузка на каждого вахтенного возросла в два раза.

Несмотря на все трудности, 23 февраля 1942 года в 11 часов транспорты были благополучно выведены на чистую воду. От Терско-Орловского мыса они следовали в охранении эскадренного миноносца «В. Куйбышев», английских тральщиков «Спидуэл» и «Бритомарт». Наиболее опасным в минном отношении был район у мыса Острые Лудки. Вероятно, из-за снежной погоды английские корабли не опускали свои тралы. Лишь эсминец «В. Куйбышев» шел с поставленным параванным охранителем, буксируемым подводным аппаратом для защиты корабля от якорных контактных мин.

Это приспособление в итоге спасло эсминец от гибели. В 12 часов 30 минут в правом параване корабля раздался мощный взрыв, от которого просели главные котлы и получили повреждения вспомогательные механизмы. К счастью, хода корабль не потерял. Экипаж энергично взялся за ликвидацию всех поломок. Несмотря на аварийное состояние, корабль не покинул своего места. Конвой без потерь пришел в Мурманск.

Вот так, превозмогая холод и огонь, бомбежки и мины ледокольный отряд Беломорской флотилии в тяжелых условиях суровой зимы 1941─42 года с честью выполнил ряд сложных заданий командования. Вечная память героям!

Константин ТАРАКАНОВ.

Фото из фондов Архангельского краеведческого музея.

Ледокол (ледокольный пароход) «Ленин».

Ледокол «И. Сталин».

19:05 18 апреля 2021